Мелитополь до революции

Мелитополь — центр Северной Таврии

Мелитополь общий вид

Мелитополь общий видИмператорским Указом В 1842 году, в связи с новым административным делением Таврической губернии, было определено: «Уездными городами назначить: «в Мелитопольском уезде казенное селение Ново-Александровку, наименовав оное Мелитополем… Возложить на обязанность местного начальства — составить для города Мелитополя приличный герб и план, и оные предложения обустройства хозяйственных способов сего города.., внесть на утверждение… даровать городу Мелитополю все правила и преимущества… обратить в мещане тех жителей… которые изъявят на это желание; а прочих оставить в состоянии поселян…»

В 1845 году для города утвержден герб, в котором была отражена историческая символика: «…в верхней половине герба, в золотом поле Российский двуглавый черный орел, в воспоминание покорения Тавриды победоносным оружием России, а в нижней половине, в зеленом поле, золотая книга с крестом, в знак поселения в этом уезде христиан.» (в апреле 1846 года в Мелитополе создается полиция, на содержание которой предписывалось 571 рубль 50 копеек, что составляло половину доходов города)

Естественно, встал вопрос о новой застройке города: вместо глинобитных хат, покрытых соломой и камышом, планировалось начать строительство каменных домов и зданий.

В докладной записке предводителя дворянства Мелитопольского уезда от 14 июня 1845 года к губернатору говорилось: «…большая часть жителей сего города, составляя собою сословие государственных крестьян в самом центре оного и наилучших для устройства его местах, имея избы, свойственные сельским обывателям — производя хозяйственную промышленность по своему сословию, хотя и находят сами свои жилища в невыгодных местах для хлебопашцев». По мнению местной администрации, надо было «старых» жителей новоявленного города переселить в пустующие селения ушедших духоборов или дать им место вблизи Мелитополя. В губернии рассудили иначе. В ответе мелитопольскому начальству предписывалось: «…что хотя означенное предположение имеет полезную цель скорейшего и правильного застроения новоучрежденного города плановыми зданиями, но достижение этой цели тем способом, какой предлагает Мелитопольский Уездный Предводитель Дворянства по мнению моему, неудобно и сопряжено с очевидным стеснением для многих нынешних обывателей города Мелитополя».

Однако в июле 1848 года, как доносили губернские власти в Санкт-Петербург, в городе «…26 числа истекшего месяца пронеслась в народе молва о том, что Мелитополь через два дня будет тайно зажжен неизвестными злоумышленниками».

И действительно, 29 июля 1848 года в 12 часов ночи над городом возгорелось бушующее пламя. Пожар продолжался до полудня следующего дня. В результате бедствия в Мелитополе сгорело около 30 домов, в том числе здание окружного управления государственных имуществ и питейная контора.

В течении последующих трех-пяти лет в городе появились 5 кирпичных и черепичных заводиков, продукция которых шла на застройку города. Только в 1849 г. в Мелитополе было построено 360 каменных домов и 15 каменных лавок.

Однако город оставался еще двадцать лет со следами «пожарища».

Только в 1867 году утверждается план строительных преобразований Мелитополя и разрабатывается архитектурный облик. Город предстояло строить на склоне правого коренного берега реки Молочной между Кизиярской и Песчанской балками. В центре города, возле уже построенной в 1830 году деревянной Александра Невского церкви, планировалось возвести торговые ряды (магазины, лавки), вблизи разместить торговые конторы, банки, учебные заведения и т. д.

В городе проживало 2 385 человек, в т. ч. 18 граждан дворянского сословия, 20 — духовенства, 198 — купеческого, 90 — мещан, 453 — государственных крестьян, 558 — казацкого сословия (выходцы из Запорожского казачества), 72 служащих нижних чинов.

Страницы: 1 2

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

To Top
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!